Толкование закона в частном праве

12 мая 2022 года

Толкование закона в частном праве


12 мая 2022 года

Толковать закон юристам приходится постоянно. Многие делают это «по наитию» и считают, что у них это неплохо получается.

Однако как и во многих других специальных вопросах юриспруденции, в толковании закона имеются самостоятельные техники, ознакомление с которыми позволяет не допускать ошибок, а также обогащает арсенал приёмов юриста-практика. Например, это такие приёмы, как толкование от противного, доведение до абсурда, принципы систематического толкования «если разрешено большее, то разрешено и меньшее», «если запрещено меньшее, то запрещено и большее». Многие современные практики не изучали эти приёмы толкования закона в институтах.

Поэтому пришла пора восполнить этот пробел. На обсуждении будут приведены конкретные примеры того, как работают приёмы толкования закона в судебной практике (в особенности, в разъяснениях ВС РФ).

Отдельное внимание будет уделено проблеме восполняющего нормотворчества, когда в закон попадают подходы, устойчиво воспринятые судебной практикой. Можно ли в этом случае говорить о новых нормах, которые должны распространяться только на будущие отношения, или фактически имеет место аутентичное толкование ранее действовавших норм, которое оправдывает ретроспективность новых текстов? Обсудим на конкретных примерах.
Толковать закон юристам приходится постоянно. Многие делают это «по наитию» и считают, что у них это неплохо получается.

Однако как и во многих других специальных вопросах юриспруденции, в толковании закона имеются самостоятельные техники, ознакомление с которыми позволяет не допускать ошибок, а также обогащает арсенал приёмов юриста-практика. Например, это такие приёмы, как толкование от противного, доведение до абсурда, принципы систематического толкования «если разрешено большее, то разрешено и меньшее», «если запрещено меньшее, то запрещено и большее». Многие современные практики не изучали эти приёмы толкования закона в институтах.

Поэтому пришла пора восполнить этот пробел. На обсуждении будут приведены конкретные примеры того, как работают приёмы толкования закона в судебной практике (в особенности, в разъяснениях ВС РФ).

Отдельное внимание будет уделено проблеме восполняющего нормотворчества, когда в закон попадают подходы, устойчиво воспринятые судебной практикой. Можно ли в этом случае говорить о новых нормах, которые должны распространяться только на будущие отношения, или фактически имеет место аутентичное толкование ранее действовавших норм, которое оправдывает ретроспективность новых текстов? Обсудим на конкретных примерах.

Докладчики:
А.В. Егоров
к.ю.н., главный редактор журнала «Цивилистика», руководитель образовательных программ «Lextorium.com», профессор факультета права НИУ «Высшая школа экономики»
Э.А. Евстигнеев 
к.ю.н., магистр юриспруденции (РШЧП, 2010)
Докладчики:

А.В. Егоров

к.ю.н., главный редактор журнала «Цивилистика», руководитель образовательных программ «Lextorium.com», профессор факультета права НИУ «Высшая школа экономики»

Э.А. Евстигнеев 
к.ю.н., магистр юриспруденции (РШЧП), консультант отдела законодательства об обязательствах ИЦЧП
Программа
1. Историческое толкование закона
Пример: Вексельная давность.
В Положении о векселях (Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 N 104/1341 "О введении в действие Положения о переводном и простом векселе") имеется глава XI «О давности», в которой сказано:

«70. Исковые требования, вытекающие из переводного векселя против акцептанта, погашаются истечением трех лет со дня срока платежа.
Исковые требования векселедержателя против индоссантов и против векселедателя погашаются истечением одного года со дня протеста, совершенного в установленный срок, или со дня срока платежа, в случае оговорки об обороте без издержек.
Исковые требования индоссантов друг к другу и к векселедателю погашаются истечением шести месяцев, считая со дня, в который индоссант оплатил вексель, или со дня предъявления к нему иска.
71. Перерыв давности имеет силу лишь в отношении того, против кого было совершено действие, прерывающее давность.».

Возникает вопрос, это исковая давность, а которой применимы общие нормы ГК РФ, или какая-то особенная давность?

Если давать ответ на этот вопрос буквально, в отрыве от исторического толкования текста нормы, то может показаться, что это особая давность, поскольку мы знаем, что при классической исковой давности требование, которое задавнено, не прекращает своё существование (т.е. не погашается).

Однако если помнить, что в 30-х годах XX века был распространён иной подход к исковой давности, чем господствует сейчас, т.е. понималось, что при исковой давности требование именно погашается (яркий представитель этого направления в российской цивилистике – М.М. Агарков), то становится понятно, что термин «погашается» в Положении о векселях был использован именно для описания исковой давности. Тем более, если знать, что российский текст Положения о векселях готовил всё тот же М.М. Агарков.

Обращение к германскому тексту Положения о векселях показывает, что используется термин (Verjährung), который обозначает в ГГУ именно исковую давность.
Тем не менее, в абз.4 п.22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 33, Пленума ВАС РФ N 14 от 04.12.2000 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей" говорится:

«…При рассмотрении споров судам следует иметь в виду, что с истечением предусмотренных статьей 70 Положения пресекательных сроков прекращается материальное право требовать платежа от обязанных по векселю лиц. Суд применяет эти сроки независимо от заявления стороны.».

Таким образом, в мире вексельная давность – подвид исковой давности, а в России, поскольку восторжествовало буквальное прочтения текста нормы, появился новый, особый институт вексельной давности, при котором требование прекращается в силу закона и суд должен проверять это по собственной инициативе, даже без заявления со стороны ответчика.
2. Целевое толкование закона - ограничение акцессорности обеспечения при банкротстве
Пленум ВАС РФ № 42 (2012):

Абз.3 п. 51. Если требования кредитора уже установлены в деле о банкротстве основного должника, то при заявлении их в деле о банкротстве поручителя состав и размер требований к поручителю определяются по правилам статьи 4 Закона о банкротстве, исходя из даты введения процедуры банкротства в отношении основного должника.
На самом деле это не так и было преодолено в практике ВС РФ:
Определение ВС РФ от 20.04.2017 № 305-ЭС16-19525:

«Для упорядочения ведения реестра требований кредиторов законодательство содержит специальные правила, определяющие порядок перевода денежных требований в иностранной валюте в валюту Российской Федерации (абзац 4 пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), исходя из которых, Банк зафиксировал валютный долг в отношении заемщика в рублях по курсу на дату введения наблюдения (18.02.2014). В то же время валюта платежа по соглашению о кредитовании и договору поручительства осталась неизменной.

Вопреки выводам судов, определение денежных требований к должнику в рублевом эквиваленте в реестре требований кредиторов не изменяет обязательств поручителя и не ставит его в заведомо невыгодное положение по отношению к основному заемщику, учитывая, что курсовая валютная разница может принимать как отрицательные, так и положительные значения. Изменение судами валюты платежа поручителя, установленной договором, при банкротстве основного заемщика противоречит смыслу обеспечительного обязательства как установленного на случай невозврата полученного блага».

- ограничение сферы действия п.5 ст.313 ГК про суброгацию
В п.5 ст.313 ГК говорится:

«5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса…».

Однако ВС РФ (Пленум № 54 (2016)) уточняет:

«21. Если исполнение обязательства было возложено должником на третье лицо, то последствия такого исполнения в отношениях между третьим лицом и должником регулируются соглашением между ними.
Согласно пункту 5 статьи 313 ГК РФ при отсутствии такого соглашения к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора в соответствии со статьей 387 ГК РФ…».

Всё просто, использованы приёмы доведения до абсурда в том числе: например, один приятель хочет подарить другому деньги, а тот просит заплатить за него его кредитору. Платёж происходит. Очевидно, что в намерение сторон никак не входит, чтобы по п.5 ст.313 ГК к плательщику перешло требование кредитора. Иное приводит к абсурду.

- толкование незаконных действий госорганов, которые влекут возмещение вреда
П. 1 ст. 1069 ГК

«Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом».

Как быть со случаями, когда госорган прекращает уголовное преследование за отсутствием состава преступления по результатам проверки? Охватывается ли этот случай положениями ст. 1069 ГК? Как толковать «незаконные действия»?
3. Системное толкование - Депозиты нотариуса при банкротстве банка
Пример: законодатель в банкротстве пишет фразу «в конкурсную массу банка не входят средства, которые находятся на депозитном счете нотариуса». Ошибка в том, что в конкурсную массу банка могут входить только активы, а деньги на депозитном счете нотариуса – это пассивы, обязательства банка, которые по определению в конкурсную массу не входят. ВС РФ: Логика закона здесь в том, что деньги в депозите нотариуса должны быть приоритетным образом защищены. Буквальное толкование здесь приводит к абсурду.
Поэтому эта норма перетолковывается ВС РФ так, что нотариус получает сверх-привилегированное требование к банку, которое погашается раньше внеочередных (текущих) платежей.

- требование к поручителю не меняет своей природы:
Пленум ВАС РФ № 42 (2012):

«50. При возбуждении дела о банкротстве поручителя, рассмотрении обоснованности заявления о признании поручителя банкротом и установлении требований к поручителю судами должна учитываться правовая природа обеспеченных поручительством требований, обращенных к должнику в основном обязательстве. В частности, обеспеченные поручительством суммы неустоек или убытков в форме упущенной выгоды в силу абзаца четвертого пункта 2 статьи 4 Закона о банкротстве не учитываются при определении наличия признаков банкротства поручителя, а также на основании пункта 3 статьи 137 того же Закона учитываются отдельно в реестре требований кредиторов поручителя и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.»

- снижение компенсации ниже низшего предела
Ст. 1301 ГК

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:
1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения.

КС РФ решил, что можно снизить ниже низшего предела (Постановление Конституционного Суда РФ от 13.12.2016 N 28-П "По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края")
4. Изменение закона как способ аутентичного толкования

Если произошедшее изменение закона может быть охарактеризовано как восприятие правовых идей, выработанных судебной практикой посредством толкования ранее действовавших норм, то к такому изменению следует относиться как к аутентичному толкованию прежней нормы, а не как к новой норме.
Это имеет решающее значение применительно к вопросам действия закона во времени.

- Заблуждение в личности контрагента
Пример со статьей 178 ГК. П.1 ст.178 К в дореформенной редакции толковался судами часто как содержащий исчерпывающий перечень оснований для оспаривания сделки и не позволял признавать сделку недействительной в случаях заблуждения в лице контрагента. Информационное письмо ВАС №162 исправило проблему: путем сопоставления двух предложений абзаца второго и использования метода a contrario суд пришёл к выводу, что перечень оснований для оспаривания – лишь примерный, а не исчерпывающий.

Таким образом, заблуждение лица в личности своего контрагента могло служить основанием для оспаривания сделки, совершённой под влиянием заблуждения, и до появления в ГК РФ в сентябре 2013 г. современной формулировки:

«1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.
2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.».


- Исчисление исковой давности по вещным, деликтным искам

До реформы ГК в 2013 г. исковая давность начинала течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Закон не решал, как быть, если потерпевший знает о нарушении, но не понимает, кто именно нарушитель, к кому предъявлять иск. Это характерно для вещных (не известен владелец похищенной вещи), деликтных (не известен причинитель вреда) исков.

Судебная практика (на уровне ВАС РФ) определилась в 2008 году. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" закрепило в п.12 Обзора следующее решение:

«12. Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.».

Таким образом, действовавшее на тот момент законодательство, с использованием приёма доведения до абсурда (срок ИД мог истечь раньше, чем истец получил бы реальную возможность исковой защиты) было истолковано точно так же, как оказалось закреплено в п.1 ст.200 ГК после реформы 2013 года:

«1. Если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.».

Вопрос: эта норма должна иметь обратную силу? Применяется ли подход ВАС РФ 2008 г. mutatis mutandis к деликтным требованиям?

Тарифы

Тариф «Запись»

1290 руб.

990 руб.

Click to order
Total: 
Ваш e-mail будет использоваться для регистрации в нашей новой платформе. Заполните это поле внимательно!
Телефон
Форма оплаты
*После оплаты, вам придёт письмо с учетными данными от платформы civilist.club
Если вы уже зарегистрированы на платформе, то укажите этот e-mail, доступ будет открыт в течение 5 минут.
Контакты
121087, г. Москва, Багратионовский проезд, д. 7 стр. 20В (Бизнес-центр)

Телефон: +7 (495) 150-85-07
E-mail: shop@privlaw-alumni.com
Если вы хотите стать партнером наших мероприятий, свяжитесь по почте или телефону, мы обсудим детали
Заполняйте форму - получайте свежие новости в сфере права, а также анонс наших мероприятий.